“Главное, подбивая танки, не испортить их ”…

Летом исполняется 15 лет, как шальной осколок оборвал жизнь легендарного Аво — Монте МЕЛКОНЯНА (1957-1993). Уроженец Калифорнии и блестящий выпускник Университета Беркли, он без оглядки вступил на тропу национально-освободительной войны и признания миром геноцида армян. Судьба привела его в 90-м в Карабах, освобождение которого стало смыслом всей его недолгой жизни. Аво-Монте стал незаурядным командиром сил самообороны Мартунинского района. Тесно взаимодействуя с председателем Госкомитета обороны Карабаха Робертом Кочаряном и руководителем сил самообороны Сержем Саркисяном, он добился впечатляющих военных успехов — его вклад в победу неоспорим и значителен. Легендарный при жизни, он мифологизировался после смерти. Такое бывает только с настоящими национальными героями. “Он пал смертью героя на поле брани во имя независимости Армении, ради того, чтобы осуществилась вековая мечта армянского народа”, — сказал Серж Саркисян по случаю 10 годовщины гибели Монте. Предлагаем читателям эпизоды из “монтеаны”, зафиксированные в виде миниатюр Леоном АГАДЖАНОВЫМ. Они вошли в его книгу “Монте Мелконян (Этюды Карабахской войны)”, которая, надеемся, будет выпущена к годовщине гибели Аво. Для ее издания необходима спонсорская поддержка (контактный телефон 091 21-66-97).

СЛАБОСТЬ

Монте был очень неприхотливым. Мог сутками не есть, но у него была слабость — очень любил сладкое. Однажды бойцы ужинали в столовой. Повариха Гюльнара принесла чай. Монте спросил:

— Сколько ложек сахара ты положила мне в чай?

Гюля хорошо знала слабость Монте.

— Четыре, — искренне призналась она.

— А ребятам?

— Полторы…

Монте помешал чай и разлил его в кружки бойцов, оставив себе пару глотков.

ВСЕГО ЧЕТЫРЕ ТАНКА

Однажды, наблюдая в бинокль за наступлением противника, Монте разочарованно сказал:

— Мало, очень мало! Всего четыре танка!

— Как это мало?! — удивленно воскликнули бойцы.

— Чем их будет больше, тем лучше. Главное, подбивая, не испортить их, все равно мы захватим эти танки, — уверенно ответил Монте и тут же начал давать каждому из бойцов короткие, четкие и ясные указания, кому и как действовать. Монте обладал огромной внутренней силой, внушал бойцам спокойную уверенность в победе, и они добивались этой победы. Бой прошел успешно, а все танки действительно достались нашим бойцам.

Генерал Аркадий Тер-Тадевосян, командующий Силами самообороны Арцаха в 1991-92 гг., вспоминает: “Монте старался не уничтожать боевую технику, а заманивал ее в хитроумные ловушки; таким образом в Мартуни появились БМП, БТРы, танки и другая техника, а также артиллерия. Монте действовал в бою всегда уверенно, смело, а также творчески, сообразуясь с конкретной обстановкой. Практически всегда он добивался успеха в бою”.

ТЯЖЕЛЫЕ ШАГИ

Каждое утро с подъемом Монте уходил на первую линию, а глубокой ночью позже всех возвращался в штаб. Феликс Погосян всегда отмечал, что Монте поднимается по лестнице какими-то странными топающими шагами. Однажды Феликс был страшно уставшим и вдруг отметил про себя, что поднимается по лестнице точно такими же тяжелыми шагами…

ПРАВИЛЬНО СДЕЛАЛА

Монте доложили, что Або попал в госпиталь.

— Что случилось?!

— Змея укусила.

— Змея? И правильно сделала, что укусила, наверное, Або чем-нибудь ей навредил, змея просто так не укусит, а Або — может.

РУГАТЕЛЬНЫЕ

ВЫРАЖЕНИЯ

Монте никогда не ругался. Самым ругательным его выражением было “ты осел”. Монте произносил эту фразу с характерным западноармянским произношением: “Дун эшэс”.

Если Монте сильно гневался, то говорил: “Дун искаган эшэс”, что означает “ты настоящий осел”.

Еще он говорил: “Ты ничего не понимаешь, ты турок”.

Со временем у выдающегося американского армянина появилась фраза: “Сиктир, о’кей?!”

ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК

Английская баронесса леди Кокс, приезжая в Карабах, всегда привозила для Монте шоколад.

— Леди Кокс очень хороший человек, — заметил Монте, — я с детства люблю конфеты. Помню, куда бы мать их ни прятала, обязательно находил…

ПАРТИЯ ТОРТОВ

Монте был неисправимым сладкоежкой. Однажды журналисты спросили его:

— Из какой вы партии?

— Из партии тортов, — серьезным тоном ответил Монте.

СИДЯ СПЛЮ МЕНЬШЕ

Монте часто заходил в госпиталь проведать раненых или узнать о готовности медперсонала перед боем. Однажды, пока заботливые врачи поставили чай, Монте заснул, сидя на жестком лежаке. Кто-то из врачей осторожно, стараясь не разбудить его, начал поднимать его ноги, чтобы ему было удобнее. Монте открыл глаза:

— Нет, нет, спасибо, не надо, сидя сплю меньше. Пора идти.

Я ПРЕДУПРЕЖДАЛ!

Несмотря на то что Монте очень строго наказывал за пьянку на службе, ребята из некоторых отрядов никак не могли избавиться от дурного пристрастия. Командира, бесспорно, боялись. К слову, из десяти часовых на линии фронта восемь смотрели в нашу сторону, не видно ли Монте на горизонте, но бросить пить не могли. Командир появлялся незаметно, точно призрак, ребята, как правило, пили водку, он выливал ее, нервничал, ругался с ними… Это повторялось каждый день почти по одинаковому сценарию. Однажды в Шаумянском районе Монте вместе с Овсепом Акопяном проверил вечером посты, вылил несколько бутылок водки и сделал бойцам строгое внушение. Затем он появился ночью, кто-то снова пил непонятно откуда взявшуюся водку. Монте снова вылил ее, раскричался и пригрозил, что непременно поколотит, если еще хоть раз найдет спиртное.

В третий раз он отправился проверить посты на рассвете, правда, Овсепа будить не стал. В блиндаже один из бойцов держал в руке стакан с водкой. Монте повел носом и со словами “Я предупреждал!” единственный раз прибег к рукоприкладству — отвесил бойцу звонкую увесистую оплеуху. Наступила тишина, и только дисциплина звенела в воздухе. Монте вернулся в штаб. Вскоре у него в кабинете раздался телефонный звонок:

— Командир, на посту имеется раненый, пришлите, пожалуйста, машину.

— Кто этот раненый? — нарочито удивленным тоном спросил Монте. — Боя ведь не было! Раненый пусть сам выздоравливает.

После этого случая пить стали чуть меньше или лучше стали маскироваться…

ЯД

Однажды Монте, сидя под шелковицей, заметил:

— Столько туты испортят, чтобы приготовить себе яду — ведро водки.

ТРЕНИРОВКА

Монте проводил занятие по захвату здания. Трое бойцов повторили упражнение несколько раз и даже попросили разрешения остаться после занятия, чтобы еще потренироваться. Монте похвалил их и впоследствии ставил в пример всем. Оказывается, они спрятали в помещении бутылку водки, умудрялись выпивать во время “захвата” и даже закусывать соленым огурцом, а вечером отправились “тренироваться” дополнительно.

ИЗВИНЕНИЕ

Группе бойцов было поручено охранять важнейший военный объект. Бойцы зарезали барана, приготовили хашламу, достали канистру с вином и сели есть-пить. Монте приехал посмотреть, как идет служба. Бойцы были уже навеселе и пригласили его за стол. Монте поразила их беспечность.

— Вы ослы! — возмутился он. — Как можно пить, ведь рядом линия фронта, а у вас такой объект!

— Ну и что, — умиленно возразили ребята, — наши деды тоже пили вино. Что тут плохого?

— Ваши деды тоже были ослами, — заявил Монте.

Он сел в свой “УАЗ” и уехал, но минут через пятнадцать вернулся. Веселье продолжалось. Бойцы решили, что Монте передумал, и вновь пригласили его.

— Я прошу извинения за “ваших дедов”, но вы настоящие ослы, — сказал Монте.

ЯД-2

По какому-то поводу бойцы преподнесли Монте блок сигарет “Мальборо”.

— Что это? — недоуменно спросил он.

— “Мальборо”, отличные сигареты.

— Это же гадость, яд! Отдайте лучше Або…

Заядлый курильщик Або был очень рад “подарку”.

СПОР

Однажды во время подъема на сопку двое бойцов, едва поспевающие за Монте, заспорили, какие сигареты лучше, и решили обратиться к командиру:

— Монте, а как ты думаешь?..

— Два осла спорят, какой яд лучше! У вас нет другой темы для разговора?

ЯЗЫКОВЫЕ БАРЬЕРЫ

В 1992 году из Страны восходящего солнца в Армению приехала группа японских тележурналистов. Из Еревана они направились в Степанакерт с целью снять документальный фильм о борьбе карабахского народа за самоопределение. Там они узнали об интересном, необычном человеке, большом патриоте и талантливом командире и поехали в Мартуни.

Монте принял их в штабе. Японец начал вежливо говорить. С ним было два переводчика: один переводил с японского на английский, другой — с английского на армянский. Монте внимательно выслушал текст на японском, затем на английском (его родном языке) и на армянском (исторически родном языке, языке его предков, осознанно ставшем и его родным языком). После небольшой паузы он ответил на чистом японском. У тележурналистов и переводчиков вытянулись лица, а глаза округлились почти по диаметру.

Тут мы сделаем небольшой экскурс в прошлое: в пятнадцатилетнем возрасте Монте как одного из лучших учеников его калифорнийской школы отправили в Японию, где он прожил более года, изучал японский язык, знакомился с культурой и традициями страны, а также занимался японскими боевыми искусствами — кэндо и каратэ, изучал кодекс чести воина “Бусидо”. Иногда в Карабахе, записывая для себя какие-то секретные сведения, Монте пользовался иероглифами, вспоминая времена своей самурайской юности.

Командир, конечно, объяснил потрясенным гостям свое знание японского, и в дальнейшем беседа пошла без переводчиков.

«ЗАПРАВЩИК»

Монте строго контролировал работу службы ГСМ, не позволяя разбазаривать горючее. Однажды ночью он зашел на заправочную. Вдруг подходит какая-то старушка: «Сынок, дай пол-литра солярки, пока Монте нет». Монте налил ей банку, старушка поблагодарила «заправщика» и ушла.

СОЛЯРКА

Перед боем Монте получил шестьсот литров солярки. В тот день он зашел в госпиталь:

— Будьте в полной готовности, нам предстоит тяжелая работа. Какая нужна помощь?

— Дай немного топлива для движка, — попросили врачи, зная о пополнении на станции ГСМ.

— Я сейчас же отправлю сто литров солярки, — пообещал Монте.

— У нас двухсотлитровая бочка, — сказал кто-то.

— Хорошо, что не шестьсотлитровая. Отправлю сто литров, — повторил командир и ушел.

Госпиталь получил топливо. После этого кто-то из медработников взял канистру и отправился к Монте:

— Дай двадцать литров солярки для лампы.

— Налейте ему восемьсот граммов, — поручил Монте бойцам.

ХОРОШО УСТРОИЛИСЬ

В Степанакерт прибыл отряд “Арабо”.

— Куда бы вас поселить? — задумался Серж Саркисян.

— Желательно недалеко от турок, в одном месте, и чтобы условия были нормальные… — попросил Манвел Егиазарян, командир отряда.

— Вам подойдет психиатрическая больница неподалеку от Шуши, — решил Серж Азатович.

— Почему это?! — ошарашенно спросил Манвел.

— Да ты не думай… Здание только построили, там еще никто не жил. Условия нормальные…

Вскоре бойцы оборудовали казарменные помещения, и Манвел поехал в Степанакерт. Возле штаба он увидел Монте. Командиры были знакомы еще с Шаумяна, вместе воевали. Обнялись.

— С приездом, Манвел. Как устроились?

— Мы хорошо устроились.

— Где остановились?

— Как бы тебе сказать?.. В психбольнице.

— Вы очень точно нашли свое место! — засмеялся Монте.

ВЕСЬ ТАНК ИСПОРТИЛ

Монте корректировал по рации стрельбу из «Града». Вдруг он сокрушенно запричитал:

— Валера, что ты натворил, что ты натворил?!..

По тону артиллерист понял: случилась непоправимая беда.

— Что?!.. — испуганно спросил он.

— Попал прямо в азербайджанский танк, снес башню. Весь танк испортил! Я думал, мы сумеем захватить его в целости и сохранности.

«НОЛЬ-НОЛЬ»,

ОСЛЫ НА СВЯЗИ

Во время боя Монте попытался по рации выйти на связь с Центром:

— «Аракс», ответь «Ноль-ноль»; «Аракс», ответь «Ноль-ноль»…

Долгое время на связи никого не было, беспечные связисты отдыхали.

Монте начал нервничать:

— Ослы, ответьте «Ноль-ноль»! Ослы, ответьте «Ноль-ноль»!..

Через несколько минут связист недовольным голосом ответил:

— «Ноль-ноль», «Аракс» на связи.

Однако Монте повторял свою историческую фразу до тех пор, пока не вынудил связиста ответить:

— «Ноль-ноль», ослы на связи.

НЕСЛЫХАННАЯ ТАКТИКА

Один из отрядов все время сдавал свои посты, другие бойцы отбивали их, снова передавали этим воякам, а те снова сдавали… Так повторялось несколько раз.

— Ослы! — не выдержав, обругал их Монте.

— Почему ослы? Может быть, это наша военная тактика, — попытался оправдаться командир незадачливого отряда.

Монте громко захохотал. Его смех звучал, точно маленький гром:

— Ха-ха-ха-ха-ха!!! Впервые слышу о такой тактике! В мире неслыханная тактика — тактика ослов!

http://www.nv.am

Posted in Без рубрики and tagged .